История одного Новогоднего утра

В пять утра первого дня Нового Года совершенно не хотелось вставать. Но звуки, издаваемые 5-месячным щенком лабрадора, сомнений не вызывали. Собаку рвало. Спотыкаясь в темноте, пытаясь попасть рукой в выключатель, второй – нащупать газету, пришлось срочно встать. К этому времени щенок выдал порцию деревянных палочек и остатки конфетти со вчерашней прогулки, которые категорически не желали усваиваться во всепожирающей топке, называемой «желудок лабрадора».

Щенок явно переживал приступы мук совести. На заданный вопрос: «Все?» - с очередным позывом рвоты последовал наружу неузнаваемо скрученный носовой платок. После этого щенок радостно завилял хвостом. Ведь сколько раз просила сына не разбрасывать свои вещи по квартире! Уже три носка были также последовательно сожраны и выдавались в течение трех дней обратно, непременно около 5 утра. Здоровье у лабрика было отменное, и это единственное, что радовало в столь ранний час.

Очень хотелось спать, но наши шевеления привели в движение самого маленького члена нашей стаи (или семьи?) – 3-месячного лабрика. Он со всей энергией долбился в дверку своего домика, где обычно спит ночью, подвизгивая от нетерпения, т.к. не смог лично принять участие в таком увлекательном утреннике. В избытке чувств щенок расслабился и потерял над собой контроль, а в комнате недвусмысленно запахло мочой. Обычно, малыш спит до 8-ми утра, и после подъема справляет свои дела в небольшом лоточке на лоджии, но тут – другое дело! Общий хаос!

Приходиться аккуратно доставать испачканную подстилку из домика, краем глаза замечаю, что щенок прилип к балконной двери мордой, а значит, процесс не закончен. Стараясь не пролить жидкость с подстилки, делаю попытку открыть балкон и выпустить страдальца, при этом взрослые собаки окончательно просыпаются и радостно вылетают со своих спальных мест, с грохотом молотя своими толстыми хвостами по батареям и по мне. Бросаю подстилку, все равно уже все вылилось на ковер, впускаю обратно с балкона в комнату счастливого малыша, а с ним пары теплой большой кучи. Пытаюсь разогнать собак спать, но они мне не верят. Пища игрушками, вертя задами и потягиваясь на моих босых ногах своими когтистыми лапами, морды моего лабрадорского племени тыкаются холодными мокрыми носами в самые уязвимые и теплые точки тела, начисто сгоняя остатки сна. Так, придется выводить всех на улицу. Надеваю шубу на футболку, сую голые ноги в демисезонные туфли, и вывожу всю стаю на улицу.

Город словно вымер, устав от новогоднего празднования и разгула. Даже ветер притих, пришедший Новый Год в тихом шоке от встречавших его людей…Ужасно хочется в теплую постель… Толпа собак радостно бежит в чистый снег, делает свои дела и начинает безумные игры на свежем воздухе. Довольные и счастливые,возвращаются назад под пятикратное раскатистое: «А ну все домой, сво-о-лочи, кому сказала!»

Дома все с порога занимают очередь на кухню за едой. Твердо напоминаю, который час, и начинаю разгонять всех по местам, на продолжение сна. Удается не сразу, маленький щенок не верит, что до завтрака рано, пытается уцепить зубами металлическую миску, которая звучно брякает об стойку и падает на пол. Все снова подскакивают и несутся на кухню, пища игрушками, захваченными по пути.

Все, успокоились…Время - 6-30, прикладываюсь к кровати, пытаясь найти растопленное тепло, и через полчаса засыпаю… Начинает жутко храпеть кто-то из старших собак, нехотя просыпаюсь, ползу через кровать к лежанке, нащупываю громко храпящее коричневое тело и трясу: «Не храпи!» Снова погружаюсь в сон. Собаки, выставки, поездки, щенки, владельцы…не пускают в поезд…где взять деньги…заканчивается корм…

Кто-то поскуливает во сне, нет, не во сне, а наяву. Маленький щенок тихо напоминает, что время – кушать – проспали на целых 5 минут. Встаю, время – 8 утра, все вскакивают, крутятся под ногами, тыкают носами, подсказывая, где стоят ведра с кормом и как пройти на кухню. Спросонья наступаю на пронзительно пищащую игрушку, мне наступают на босые ноги,лижутся, потягиваются и радостно несутся вперед меня в ванну и к туалету, садятся, тяжело наваливаясь на дверь и намекая, что кушать оч-чень хочется! Иду брать миски и насыпать корм, лабрадоры приплясывают в предвкушении, поскальзываюсь на чьих-то накапанных на полу слюнях. Вызываю пофамильно, по одному, к каждой миске. Сначала малышей, потом взрослых, они путают свои клички, стукаются друг об друга, мечутся перед кухней в страхе, что кого-нибудь забудут пригласить.

Собаки едят жадно, словно это последняя кормежка в их жизни, заглатывают воздух, икают, кашляя на пол кусочками корма. Да, чувство вечного голода, отягощенного болезнью «яма желудка при полной потере памяти» - это один из самых больших недостатков нашей стаи.

Наконец, все наелись, вытерли об меня и мою постель свои довольные морды, устроили небольшой дебош со столкновениями и висящими на хвостах щенками. Потусовавшись полчаса, угомонились и легли спать. При этом ОЧЕНЬ просили, чтоб их не беспокоили. Часы показывали 9-00 утра. Замечательное начало Нового Года…