Кондитерская История

Погоды на Урале в конце июня нас не баловали. Разумеется, подошло время созревать клубнике, и зарядили дожди. Нормальное явление, такое же вечное, как черемуха и заморозки. Стая почти в полном составе тусовалась на Флюсе, несмотря на непогоду. Честно говоря, моим лабрадорам все равно, будет снег или не будет, главное, ванны были налиты, и молодежь резвилась с утра по полной ежедневной программе.

Верховодила Чача, неуемная и очень темпераментная дочка Чипа. Вообще не понимаю, как у такой спокойной и плавной мамы Тучи могла родится эта «авиационная резинка»? Чача доставала всех понемногу, но главным объектом ее атак был Такеша. К слову, он Чаче ни в чем не уступал. Стремительный и верткий, Таке, как мне казалось, вообще земли не касался в течение дня. И вот эта зажигательная парочка закладывала по двору виражи, устраивала громкие потасовки, с периодическим охлаждением в ваннах.

Всю эту юношескую возню с крыльца наблюдала уже седая Шаня. Наверное, в душе, Шаня удивляясь внучке Чаче – она сама никогда б не смогла променять свой пост при входе в теплый дом и кухню - на дурацкую беготню по холодному и мокрому двору! Старый 13 летний немец Кузя дремал, свернувшись калачиком, на лежаке веранды, дожидаясь прихода любимой Бабушки.

Мамай старался не попадаться на пути урагана «Чача-Таке», так как его обязательно бы приняли в качестве бонуса в игре и черные расписали бы шоколад на двоих. Мамай спасался от них под машиной или топтался следом за людьми, заглядывая в глаза и вертя своей коричневой широкой попой. Нет, он, как всегда, не стремился выпросить кусок еды – простое наше внимание, пара слов и поглаживание по выразительной голове для Мамая были превыше всего в этом мире. Мамайка улыбался, еще больше топтался и благоговейно путался в наших ногах.

Чип также «поддежуривал» на веранде, поближе к обеденному столу. Но когда игра становилась через чур шумной и явно сбивала его с мысли о еде, Чип срывался с места, и гавкая басом, пытался разогнать разбушевавшуюся молодежь. Затем опять быстро взбегал на веранду, в ужасе решив, что, отвлекшись, пропустил Бабушкин десерт.

Да, чуть не забыла! Весь этот лабробардак озвучивал Батя. Выполняя свое породное предназначение быть гончей, он обладал сочным звонким и очень музыкальным «гоночным» голосом. И каждый раз, когда Батя в погоне извлекал из себя всевозможные рулады в адрес Чачи с Такешей, на крыльцо выбегала Бабушка, схватившись за сердце. Ей постоянно казалось, что бигля Батю в пылу игры лабрадоры поделили между собой.

Итак, наступал очередной холодный дождливый вечер прохладного дождливого дня конца июня…Теперь, наконец-то, нагулялись все! Мокрые, голодные, слегка уставшие, каждый от своей миссии, лабрадоры брякали мисками, тяжело и сочно плюхались грязными попами на пол веранды. Шаня откровенно ломилась в дом, и на первом месте у нее опять была еда и тепло домашнего очага.

Бигль Батя мерз. Он зябился своей шкуркой, кукожился и вызывал приступы жалости у окружающих. Поэтому Батя был допущен в дом и накормлен первым. После чего Бигль забрался на самое теплое кресло и свернулся трехцветным худым калачиком. Он продолжал периодически дрожать, пытаясь одновременно согреться и заснуть.Теперь наступила очередь лабрадоров. Так как нахождение грязной стаи в чистом доме в наших планах не значилось, кормежка всем была приопределена на веранде.

Лабрадоры забрякали мисками, чавкая и давясь от жадности. После чего Бабушка зашла в дом. Батя уже не дрожал, он лежал на том же кресле, почти в той же позе и чуть похрапывал. На обеденном столе стояли два пустых и чисто вылизанных блюда из-под пирожков. Честно спящий на кресле калачик, в лице Бати, больше напоминал батон с ножками…Семья осталась без любимой выпечки. Кстати, плохо Бате не было ни в этот вечер, ни на следующий день. Наоборот, ЕМУ БЫЛО ХОРОШО! Вот такая кулинарная История…