Звуки и Пуки. Сны мои….

На самом деле эта письменность зрела давно. С тех самых пор, когда моя неслабая стая переросла из подразделений «Безумной молодежи» в качественную категорию: «Активная Партия Пенсионеров». Все как в России. Вроде ничего не поменялось, только Вехи нашей жизни каждый день дают о себе знать. И эти Вехи, мягко скажем, живут и благоухают, нисколечко не стесняясь.

Ночь. Спать в доме вместе с собаками реально невозможно. Ощущение, что в казарме с новобранцами, которые первый месяц вкушают прелесть армейских будней, и именно сегодня им случайно представилась возможность после трудов праведных - поспать на 15 секунд дольше обычного, и они упали, не успев справить естественные надобности или просто снять пропотевшую одежку…«Из-под топота копыт» - это Шанюшка ночью во сне куда-то бежит, брякая остриженными, заметьте, когтями по пластиковой стенке спального тазика. Спасает только простынь, в кою облачаю перед сном Шанино убежище теплых снов.

Вот Мамайка, он спит прерывисто, по-стариковски, периодически смачно обсасывая в полу-сне некие части своего тела, причем, это не всегда писька. Это может быть даже своя личная нога или ухо Чипа. Или не Чипа. Любое вонючее ухо. Или чужая писька.

Чип. Ну НИЧЕГО не поменялось за 12 лет. Вечный насморк во сне и наяву. Хлюпаем, чихаем, шмыгаем носом. Мне кажется, это вообще природная особенность нашего Чипа – заявить о себе путем разбрызгивания своих носовых выделений при наилучшем к вам расположении.

Чача. Боженьки мои, эта собака даже во сне что-то ворует и торопливо жрет. Отсюда бесконечное чавканье, сглатывание, засасываение и пережевывание. Даже во сне.

Батя. Он же бигль. Да, друзья мои, сей отпрыск назойливо-навязчивого американского народа вполне социализировался и ведет себя порой, как старый новый русский. Но чаще – как настоящий американец. Он тупо в полу-сне вылизывает какую-нибудь свою переднюю ногУ, смачно сглатывая, при этом, совершенно не представляя, что тем самым беспокоит соседей, которые просыпаются. Когда ему делаешь замечание, он перестает лизать и начинает неистово хлопать ушами, мотая головой, вызывая просыпание всех остальных. Потому что тут уже просыпаюсь вполне себе я. И мнение Америки в данной обостренной ситуации меня вообще не волнует. После моих ярких санкций в его сторону, ебко пукая в темноту сворованным накануне рубцом, слабо-возмущенный американец тихо засыпает…

Тогда просыпается остальная Биг-Мафия.

Бигль Карамба трагически скрипит в темноте какими-то нереальными мембранами своего гончего голоса, с трудом проворачиваясь под тяжестью спящего тела своей дочери Клепы. А Клепа весьма предсказуема и стандартна: она просыпается, потягивается, пукает и сразу хлопает ушами. И если в этот момент ее не выгнать на улицу на пару минут, то воздух комнаты заполнится к тому же парАми теплой мочи. Вообще, я заметила, Бигли ставят задачу сбросить лишнюю шерсть с ушей именно методом перехлопа. Может, так сильнее они пахнут на расстоянии? И это знак для Биглей свыше?!

Барт. Он тоже спросонья сочно хлопает мятыми ушами, при этом почесывает, позевывая, какую-то свою личную точку «уюнь» задней ногой. Он радостно постукивает толстым черным лабрадорским хвостом по металлической китайской, совершенно не приспособленной к ночным шумам клетке, создает общий грохот и приводит в активное состояние «А, че, кушать будем?!» полусонную Муху.

Вот тут беда. Муха – мать 6-ротного выводка. Выводок живет отдельно, но Мать все еще находится в ссохшемся послеродовом состоянии и есть хочет всегда. От звуков и пуков она резво просыпается, чуть опаздывая перед просыпанием ее Огромного чувства Голода. Передача «Голод» отдыхает, по сравнению с эмоциями полу-сонной голодной высосанной Мухи.

И тогда просыпаются отпрыски. Причем, их рты просыпаются раньше, чем я успеваю нашипеть на старших, чтоб заткнулись, заснули, и не пахли…Все. Все партии, все отделы и части моей стаи подчинены голодным с ночи щенкам… ОНИ ХОТЯТ ЕСТЬ!!!И тогда приходит утро в Х*Т мумми-Дом …