Падал прошлогодний снег...

«Давайте уже, приезжайте к нам в лесничество, на натаску гончих..».. - предложил Александр Иваныч

...устав наблюдать наши кислые морды при поимке Бати из раза в раз. Он, видя мое унылое лицо и слушая монотонные напевы по факту отсутствия присутствия выпущенного на свободу Бати, нашего «гоночного» бигля,решил, что пора нам помочь. Причем, в помощники он выбрал свою обученную, умелую, рабочую русскую гончую Чангу - и все должно было получиться. Вся идея была реализована в марте этого года, когда было по-весеннему нестерпимо тепло и по-зимнему, еще лежал снег.

Мой муж Андрей и Александр Иванович, каждый, взял ружье, собственное, пристрелянное и проверенное. Также оба этих суровых мужчины взяли по гончей: Александр - русскую гончую Чангу, Андрей - английскую гончую Батю, и эта интернациональная команда двинула «тропить зайца».

Отступление. Вообще, бигли, безусловно, быстро-убегающие собаки. При этом они, конечно, возвращаются. Так называемый «бумеранг-эффект бигля». Но, боже ты мой, сколько нервов стоит хозяину эти часы ожидания...То лес, то луг.. Поэтому, пару-тройку раз откровенно потеряв Батю в поселке, мы перестали рисковать его свободой.

Продолжение. За мужиками пошла я, с фотоаппаратом наперевес. Ну, интересно же, как там гончая собака зайца погонит, а я тут - все запечатлею.. Идем. Спрашиваю Александра, когда будем гончих отпускать? Да вот в лес войдем и - пусть бегут..

Прикольно..Через некоторое время Александр отпустил Чангу и я попросила Андрея отпустить Батю. Муж удивился, спросил, уверена ли я, и, после моего энергичного кивка - отстегнул Батин поводок. Обе гончие, друг за другом, под Батин перезвон, скрылись в доли секунды из вида.

А вот теперь я могла воистину насладиться Батиным тембром голоса. Он заливался до тонкого визга, сочно, звонко, потом, поднимаясь вверх и обрываясь, переходил на переливы, бьющие в душу, лавирующие между деревьев, кустов, то нарастающие, то утихающие мелодичные звуки гона... В музыкальности Бате не откажешь, и я видела, что Александр Иванович также наслаждался этими руладами молодого неопытного гончака..

Через пять минут все стихло. Вообще. Ни звука, ни хруста, ни дыхания, кроме нашей поступи по ландшафту леса. Еще минут пять мы шли молча. Лично я думала, ЧТО думает Андрей и ЧТО скажет Александр Иванович. «Что вы молчите?»- Александр задал нам вопрос, и в вперемежку с нашим обрывистым дыханием я услышала наш общий с Андреем молчаливый ответ: «Где бигль?»

Пройдя еще какое-то время, Александр негромко попорскал Чангу, которая радостно вернулась и закрутилась под рукой лесничего. Мы тихо и молча продолжали идти вперед через лес и сугробы к месту возможной дислокации «пресловутых зайцев». Пройдя всего пару километров, наша компания вышла на луг, обрамленный лесом и краями заросший травой. Александр посвистел, подождал - и к нему снова вернулась Чанга, радостно тычась ему и нам в руки. Где-то далеко мы услышали негромкий перелив.

«Вот ваш бигль! Всего 2-3 км отсюда!» - весело сообщил нам Александр.Через некоторое время, вдоль опушки леса, касаясь дальней кромки луга, появился Батя. Он «неторопливо», как следует из определения его породы (малая пешая гончая), пронесся МИМО, ПАРАЛЕЛЛЬНО нас и скрылся за бугром в обратном направлении, окинув нас всех деловым взглядом через плечо. Я реально побелела от негодования, а Андрей, прищурясь, спокойно сообщил, что бигль идет обратным следом в сторону кордона.

Я развернулась и потопала обратно через лес эти 2 км. По пути позвонила Зине, которая осталась в доме, и сообщила, что Батя выдвинулся в ее сторону. Я попросила задержать беглеца до моего прихода.. Уже на подступах к дому я увидела такую картину: по глубокому, мокрому мартовскому снегу, проваливаясь, в тапочках на босу ногу, домашней юбочке и футболке, с раскинутыми в стороны руками на меня бежит Зина... А перед ней, ловко перепрыгивая через серые осевшие сугробы - равномерно «чешет» Батя..

Бигль, увидев меня, заулыбался, весь «заскладывался» в вилянии своего хвоста, и с таким видом подбежал ко мне, словно это я от него сбежала и неизвестно где ходила...Негодник!А за это время наши «зайцегонные» суровые уральские мужчины уже ушли на 3,5 км.. И мы с Батей пошли их догонять. Помятуя, что следы нас в конце концов выведут к месту нынешней дислокации охотников, я метров через 200 снова отпустила бигля. Пусть теперь ищет своих охотников и Чангу, подумала я. Через минуту Батя скрылся в кустах и пропал из виду. Свалил.

Ладно, наверно побежал полюбопытствовать, куда ушли наши охотники с Чангой.. Ладно, пойду к ним. Через полчаса, позвонив Андрею, я выяснила, что Батя у них не появился.. Звонок Зине тоже ничего не дал. Все же я решила пройти эти 3,5 км. Завидев мужчин, поняла по их лицам, что Батя так и не появлялся.. На мой свист он не вышел, ждать было бесполезно, и я, предупредив Зину о возможном приходе беглеца, повернула в сторону дома...

Мои ноги, осознав, что им придется ОПЯТЬ ОБРАТНО топать через лес, просто «взвыли» от негодования! А в голове закрутилась смешная мысль о вызове такси... И тут меня осенило! Лошадь! У Зины есть лошадь! Я почти радостно понеслась эти км по лесу.

В это время Батя, как приличный бумеранг, снова вернулся на кордон, был хитростью заманен в дом, где меня покорно и радостно встретил. Оседлав коня, приторочив к седлу 30 м веревки с одной стороны и взяв Батю на поводок с другой стороны я величаво двинулась в обратный путь. Надо ли напомнить, что мои охотники тоже на месте не стояли?

Я пробиралась верхом по узким, лесным, натоптанным мной за сегодняшнее утро тропочкам. Моя левая рука и левый глаз были сосредоточены на бигле, который, казалось, вообще не замечал лошадь. Поэтому он норовил перебежать принепременно под ней, чтоб понюхать правый кустик. Моя рука уже затекала, глаз начинал косить, а Батя тупо и упрямо стремился запутать коню своим поводком обе передних и задних ноги. И тут мне повезло, в отличие от Бати.

В очередной раз, дернув повод куда-то под лошадь, Батя звучно и сочно налетел на копыто в момент шага. Раздался легкий звук «БУМ!», и огорченный бигль посеменил с левой стороны, в метре от идущей лошади. Мои части тела вернулись к остальному организму и мы симметрично продолжили путь. Неширокая тропинка, виляя по грязному мартовскому снегу, ручейком просочилась между толстой сосной слева и неглубокой, но обрывистой ямкой справа. Ширина в самом узком месте как раз позволяла пройти спокойно всаднику.

Для этого надо было, чтобы бигль, бегущий рядом, прошел аккурат под лошадью. Ага, щас!Видали мы такие штучки! И Батя резко, не приближаясь ни на сантиметр к лошади, уверенно обогнул сосну. Раздался глухой звук «БУМ!»... потому что я не успела остановиться и не отпустила поводок из руки. Бедный... Спешившись, я выдрала вконец расстроенного Батю из кустов, отлепив его от сосны, и мы в некоторой печали продолжили наши путешествие к вожделенному зайцу.

Отмахав таким образом порядка 4х км, я устала не хуже бигля, мне совершенно, как и Бате, как-то расхотелось смотреть и «тропить» зайцев. Позвонив прямо с лошади(!) Андрею в его поле-болото, я сообщила, что мы едем обратно, и повернула животных в сторону кордона. Лошадка бодренько и проворно затопала по знакомой дорожке. Узкая тропинка, сосна, вот она, ямка, звук «Бум!», совершенно невыносимый взгляд Бати в мой и конский адрес...

И вот мы вернулись. Ноги мои гудели от намотанных на них 11 км пешим ходом, мягкое место поскрипывало, утратив привычку верховой езды на 8 км верхом, левая рука ныла от напряжения и красовалась яркими следами на запястье от собачьего поводка. Бигль Батя, сверкая на заходящем солнце стерто-отмороженным хозяйством, пошорканым о весенний наст, кругами радостно носился с лабрадорами. День клонился к вечеру...