Ералаш

Стоит увидеть, что вся наша жизнь и большинства тесно окружающих нас людей состоит из собак. Лоскуты жизни наших ушедших собак прочно вшиты в эту материю. И если посмотреть на людей со стороны, то это так выглядит —вышитым цветным одеялом. У кого-то большие лоскуты, у кого-то много маленьких, у некоторых тонкой, едва-различимой нитью жизненная материя подшита кошками… И теми и другими, кроме всего прочего, мы еще и связаны между собой, укрываясь общением, переживанием, эмоциями в в виде большого разноцветного ковра жизни.
 
Моя Тетушка много лет была пришита подаренными ей собаками. Вчера я подсчитала, оказалось, из того, что помню, 38 лет из ее жизни при моем участии были украшены тремя удивительными собаками. Первым в этом жизненном отрезке материи был Чарлик. Тетушка всегда хотела собаку — спаниельку или фокса. Она не могла выбрать, и тут подвернулся случай, когда соседская спаниелька добросердечным хозяином была отпущена в вольное, и отдалась всем своим существом боевому фокстерьеру с нашего двора. Черного длинноухого и гладкошерстного щенка Чарлика сразу определили в спаниели, да и куцый хвостик говорил за его принадлежность к роду спаниелей. В 1986 г я подарила это чудо селекции Тетушке. Два года мы ждали, когда у него начнет расти борода, как у фокстерьера, но так и не дождались. Невысокий, коротконогий и куцехвостый Чарлик так и не подтвердил родство с желанным фоксом, а хозяин спаниели-матери в разговоре сообщил, что до этой связи его непутевая сучь встречалась с таксом. От этого Чарли не стал хуже, и его любили бесконечно и нежно. Как истинный дворянин, он мог быть в любой точке городского двора, и делал в принадлежащем ему районе, все, что хотел. Чарли, как плод непорочной любви, так всю жизнь и искал эту любовь.
За 17 лет правления много дворянок ему отдавались, и обитатели местных помоек, возникших в результате этой любви, имели узнаваемые черты. Чарли был всю жизнь самостоятельным, независимым и его уход в столь преклонном возрасте был принят как должное. Но лоскуток размером в 17 лет с элементами таксы прочно пришил Тетушку к собакам.
 
Может поэтому следующей собакой в нашей общей жизни стал Изюмка, очаровательный длинношерстный рыжий такс, абсолютно чистопородный. Именно Изюм врос в самое сердце моей Тетушки, был источником радости, счастья, беспокойства, переживаний. Заплыв через реку Тобол, вслед за летящей над водой чайкой, доставил моим родственникам непередаваемые ощущения. 150 ям, вырытых в огороде в поисках кротов за одно утро, на месте только что сделанных грядок приучали семью к терпению и смирению. Отношения с соседями по саду не складывались в пользу кошек. Прожил Изюм ярко, но немного, всего 7 лет, и его уход от рака вырвал из нас клок лет с болью и кровью, наложив небольшой лоскут своего существования на нашу жизнь…
 
Чтобы как-то удержать близкого мне человека от последствий горя, 15 лет назад я принесла в ее дом невероятно ушастого и харизматичного щенка вельш-корги пемброк. Так появился Ералаш. Породный, с родословной, настоящий английский джентльмен, был принят с любовью и нежностью. Мы не молодеем, а наши старшие родные — и тем более. Ерошик стал членом семьи моей Тетушки, тем самым лоскутом материи, которая пронизана была заботой, опекой и сбережением собаки. После 10 лет его здоровье немного пошатнулось: проблемы с позвоночником, проблемы с сердцем...Но только стараниями семьи Ероша продолжал жить полноценно, помогая забывать пожилым людям о своем возрасте и своих болезнях. Последние годы мне было иногда страшно за Тетушку, когда собака находилась на грани — но она его вытаскивала, с помощью врачей, с моими советами, просто удерживала его здесь, в этой жизни, как могла. Вот такой Ералаш человеческих взаимоотношений..
 
Вчера вечером мы с Тетушкой пришили к своим душам и этот лоскуток длиной в 15 лет… Сердце от боли рвется вон. Я не могу ничем помочь, кроме сострадания. Берегите близких. Сколько лоскутов осталось жить каждому из нас, сказать трудно…
20 января 2020